Заключение сделки с имуществом, в отношении которого наложен арест, без передачи такого имущества стороне, не может быть признано недействительным

По делу НКО «Ульяновский благотворительный фонд» против ООО «Банковский долговой центр» по кассационной жалобе ответчика Верховный Суд вынес Определение №306-ЭС16-4741, где указал о последствиях заключения сделки в отношении имущества, на которое наложен арест, а также на автономный характер третейского соглашения.

Обстоятельства дела:

Между кредитной организацией и заемщиком был заключен кредитный договор, в счет обеспечения обязательств по которому в пользу банка было передано в залог, в том числе, недвижимое имущество, принадлежащее истцу. В последствии права требования по кредитному договору были переданы банком ответчику.

Обязательства заемщиком исполнены не были. Между истцом и ответчиком был заключен договор об отступном, на основании которого истец в качестве отступного обязался предоставить ответчику недвижимое имущество. Соглашением об отступном предусмотрена третейская оговорка, то есть передача любого спора и/или разногласия, вытекающие в связи с договором, его нарушением, прекращением, недействительностью, а также незаключенностью на разрешение в Постоянно действующий суд.

Полагая, что соглашение об отступном является нелегитимным, истец обратился в третейский суд с иском к ответчику о признании соглашения об отступном недействительным на том основании, что сделка заключена в период действия обеспечительных мер в отношении имущества, являющегося предметом соглашения об отступном.

Решением Третейского суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с вынесенным судебным актом, истец обратился в Арбитражный суд с требованием о признании сделки недействительной.

Определением Арбитражного суда, оставленным в силе судом кассационной инстанции (ст.234 АПК РФ), решение третейского суда отменено, оспариваемая сделка признана недействительной. В обосновании признания сделки недействительной суды указали, что она была совершена в период действия обеспечительных мер, то есть предусматривала переход прав на недвижимое имущество, распоряжение которым запрещено; обременения имущества состоялись до заключения оспариваемого договора, о чем были сделаны соответствующие записи в государственном (публичном) реестре прав на недвижимое имущество; также судами указано, что поскольку соглашение об отступном является недействительным, третейская оговорка также недействительна.

С занимаемой позицией не согласился Верховный Суд в Определении №306-ЭС16-4741 указав на следующее:

  1. Обеспечительные меры, на которые ссылался истец в обоснование занимаемой позиции, были приняты судом общей юрисдикции при рассмотрении спора по иску банка к заемщику и залогодателям. Требования банка были удовлетворены частично, в требовании об обращении взыскания на принадлежащее истцу заложенное имущество отказано. В силу п.3 ст.144 ГПК РФ при отказе в иске принятые обеспечительные меры сохраняются до вступления судебного акта в силу.
  2. Со ссылкой на постановление Президиума ВАС от 16.09.2008 №6343/08 Верховный Суд указал, что само по себе заключение соглашения об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, без подписания акта передачи такого имущества, не свидетельствует о недействительности сделки. В силу установленных обеспечительных мер неправомерными могут быть признаны фактические действия, направленные на передачу имущества, с в отношении которого установлен запрет. Из материалов рассмотренного дела следует, что в спорных правоотношениях имело место только заключение соглашения об отступном без фактической передачи недвижимого имущества.
  3. Довод судов, согласно которому недействительность соглашения об отступном влечет недействительность третейской оговорки также неправомерен, поскольку третейская оговорка представляет собой соглашение, регламентирующее способ, форму и порядок разрешения возникшего между сторонами спора. Как следствие, третейское соглашение носит автономный от основного договора характер. Признание недействительным договора не влечет автоматически и признание недействительной третейской оговорки. Основания, по которым арбитражная /третейская оговорка может быт признана судом недействительной носят самостоятельный характер и рассматриваются судами отдельно от оснований признания договора недействительным.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Верховный Суд судебные акты арбитражных судов отменил, в удовлетворении заявления истца об отмене решения третейского суда отказал.

Примечательно, что данное дело попало Обзор судебной практики Верховного Суда №4 (2016) –п.19

Адвокаты нашей Коллегии имеют большой опыт оказания правовой помощи в сфере гражданско-правовых споров.

Мы готовы к сотрудничеству и открыты для новых контактов.

08.02.2017

Возврат к списку