Режим работы с 9:00 до 20:00
+7 (495) 215-52-03

Долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в его наследственную массу.

К такому выводу пришел Верховный Суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы в рамках дела №А04-7886/2016 о несостоятельности (банкротстве) ООО «Амурский продукт» (должник), Определение СКЭС от 16.12.2019 №303-ЭС19-15056.

В рамках дела о банкротстве рассматривалось требование о привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании в конкурсную массу должника денежных средств солидарно в субсидиарном порядке по долгам предприятия с:

  • бывшего руководителя должника в полном объеме;
  • с наследников бывшего заместителя генерального директора должника Шефер М.А., а именно с супруги и детей наследодателя в пределах наследственной массы;
  • с Стюковой В.В. в пределах 60 млн.руб.;
  • с ООО «Машина» в полном объеме.

На основании вынесенных по делу судебных актов требования удовлетворены в части привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании п.2 ст.61.11, ст.61.12 ЗоБ; в удовлетворении заявления в отношении иных лиц отказано.

Заявитель не согласился с вынесенными судебными актами в части отказа в привлечении к субсидиарной ответственности наследников, принявших наследство после смерти наследодателя.

Верховным Судом исследованы обстоятельства дела, из которых следует, что основным видом деятельности должника являлось хранение нефтепродуктов. В 2015 году должником утрачены нефтепродукты, что привело ко взысканию кредиторами убытков и, в последующем, к банкротству должника. Из объяснений бывшего руководителя должника следовало, что выбытие нефтепродуктов произошло в результате незаконных действий бывшего заместителя генерального директора должника Шефер М.А., который, по мнению Заявителя, являлся контролирующим лицом должника и лицом, осуществлявшим фактическое руководство деятельностью компании.

Наследниками Шефер М.А. являются его супруга и дети.

Отказывая в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности наследников Шефера М.А. суды:

  • со ссылкой на положения ст.17 {Правоспособность гражданина}, ст.399 {Субсидиарная ответственность}, ст.418 {Прекращение обязательства смертью гражданина}, ст.1110 {Наследование}, ст.1112 {Наследство} и ст. 1175 {Ответственность наследников по долгам наследодателя} ГК РФ и п.15 Пленума ВС РФ от 29.05.2012 №9* указали, что данные требования неразрывно связаны с личностью Шефера М.А. и на его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.
*п.15 Пленума ВС РФ от 29.05.2012 №9 Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418, часть вторая статьи 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, далее - СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского договора (статья 1010 ГК РФ).
  • указали (апелляционная инстанция), что субсидиарная ответственность в деле о банкротстве не является деликтной, являясь дополнительной согласно ст. 399 ГК РФ.

Верховный Суд не согласился с указанной выше позицией судов, вынес рассматриваемое Определение и, со ссылками на положения ст.ст. 418, 1112 ГК РФ и п.15 Пленума №9, указал:

1. Cубсидиарная ответственность по обязательствам должника является разновидностью гражданско-правовой ответственности и наступает в связи с причинением вреда имущественным правам кредиторов подконтрольного лица (со ссылкой на п.2 Пленума №53**). В части, не противоречащей специальному регулированию законодательства о банкротстве, к данному виду ответственности подлежат применению положения глав 25 {Ответственность за нарушение обязательств} и гл.59 {Обязательства вследствие причинения вреда};

**п.2 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017  №53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве" При привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", подлежат применению общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

С учетом вышеизложенного ВС делает выводы, согласно которым:

  • долг, возникший из субсидиарной ответственности, должен быть подчинен тому же правовому режиму, что и иные долги, связанные с возмещением вреда имуществу участников оборота;
  • каких-либо оснований считать, что обязанность возместить кредиторам убытки, возникающая в результате привлечения к субсидиарной ответственности, является неразрывно связанной с личностью наследодателя не имеется;
  • гражданское законодательство не содержит запрета на переход спорных обязательств в порядке наследования.

2. Для реализации права кредитора на судебную защиту не имеет значения момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности: до или после смерти его смерти, поскольку в последнем случае предъявление требования возможно в порядке §4 главы X ЗоБ к наследникам, либо к наследственной массе должника. С учетом положений наследственного права, удовлетворение требований возможно в пределах стоимости наследственного имущества.

При этом, как указал ВС, не имеет значения вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счет кредиторов в результате незаконных действий, повлекших субсидиарную ответственность.

3. Если на момент наследства наследникам могло быть неизвестно о наличии соответствующего долга наследодателя, это не препятствует удовлетворению требования, поскольку по смыслу разъяснений, изложенных в п.58 Постановления №9***, под долгами наследодателя понимаются не только обязательства с наступившим сроком исполнения, но и все иные обязательства наследодателя, которые не прекращаются его смертью. Соответственно, риск взыскания долга, связанного с привлечением к субсидиарной ответственности, также возлагается на наследников.

***п.58 Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 №9 «О судебной практике по делам о наследовании» Под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (статья 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

4. Применение в рамках дела о банкротстве положений ст.399 ГК неверно. Субсидиарная ответственность, предусмотренная Законом о банкротстве, является самостоятельной (основной) ответственностью контролирующего лица за нарушение обязанности действовать добросовестно и разумно по отношению к кредиторам подконтрольного лица.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы ВС РФ принятые судебные акты в части отказа в удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности наследников отменил, обособленный спор в указанной части направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что при новом рассмотрении необходимо установить наличие или отсутствие контроля Шефера М.А. над деятельностью должника, факт причинения указанным лицом вреда кредиторам и причинно-следственную связь между действием (бездействием) данного лица и невозможностью погашения требований кредиторов.

Запись на консультацию
© 2019 Все права защищены www.mkapr.ru / Политика конфиденциальности / Разработано в IMDESIGN